Украина прекратила отбор газа и начала его закачку в ПХГ

wpid-1488011641-e1489255714219.jpg

Украина прекратила отбор газа из подземных хранилищ и начала его закачку в объеме 4,5 миллиона кубометров в сутки. Об этом пресс-секретарь «Укртрансгаза» Максим Белявский написал в субботу, 11 марта, на своей странице в Facebook.

По данным компании, объем топлива в подземных хранилищах Украины на 9 марта составил 8,183 миллиарда кубометров, пишет РИА Новости.

Согласно данным компании «Укртрансгаз» (оператор украинской газотранспортной системы), запасы природного газа в украинских подземных хранилищах газа (ПХГ) по состоянию на 7 марта составляли 8,188 млрд кубометров. Таким образом, с начала отопительного сезона Украина израсходовала примерно 7 млрд кубометров газа (из них с начала 2017 года — примерно 3,4 млрд кубометров).

«Украина среди остальных стран Европы располагает наибольшими запасами природного газа в подземных газовых хранилищах», — рапортует по этому поводу пресс-служба национального нефтегазового холдинга «Нафтогаз Украины». Компания приводит данные, согласно которым по состоянию на 5 марта 2017 года запасы газа в Германии были равны 6,338 млрд кубометров, в Италии — 7,572 млрд кубометров, во Франции — 3,124 млрд кубометров. «Это лишнее свидетельство того, что мы были готовы и к более холодной зиме, и к морозному марту. Еще один отопительный сезон завершаем без закупок у «Газпрома», — говорится в сообщении.

В начале марта Минэкономразвития обнародовало документ с длинным названием и неприятными последствиями для украинцев. Документ устанавливает правила формирования цены на природный газ на 2017−2018 гг. и содержит следующие важные пункты:

— закупочная цена устанавливается на том же уровне, что и сейчас (4849 грн/тыс кубометров). Это т.н. базовая цена, в неё не включены расходы на транспортировку, прибыль «Нафтогаза» и прочие переменные, увеличивающие его текущую стоимость для населения примерно до 6800 грн/тыс. кубометров, а для промышленности — ещё выше.

— формула расчёта конечной стоимости газа для потребителей меняется кардинально. В неё включается целый ряд коэффициентов (курс доллара к евро, средний курс НБУ, среднее значение цены природного газа за расчетный период на немецком газовом хабе и т.п.), которые ранее включались в формулу только для оптовых потребителей, т. е. промышленности. Теперь предлагается распространить их действие и на тариф для населения.

— дважды в год стоимость газа будет пересматриваться. И в случае, если цена т.н. импортного паритета (газа, который Украина получает из ЕС) окажется более чем на 10% выше, чем базовая стоимость газа, по которой он реализуется населению, «Нафтогаз» повысит цены. Таким образом, правительство окончательно пошло на ликвидацию самого понятия «газ украинской добычи», за счёт «смешивания» которого с импортным удавалось длительное время держать невысокие цены для бытовых потребителей.

По словам директора энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАН Украины Валентина Землянского, по факту эта инициатива министерства означает повышение стоимости газа для бытовых потребителей в 1,5 раза: «В проекте постановления, который нам предложило Минэкономразвития, относительно, по сути, новой цены на газ, много юридической казуистики. Но привязка к т.н.»импортному паритету», которая предлагается в проекте постановления, на практике будет означать привязку внутренней цены к котировкам цены газа на европейских биржах. Сейчас цена регулируется всё же распоряжением Кабмина. Если бы мы сейчас привязывались к этому «импортному паритету», то нынешняя цена была бы уже 9−9,5 тыс. грн», — прокомментировал он порталу «АСН». Следует отметить, что о такой угрозе эксперт предупреждал ещё осенью прошлого года.

Единственное, что пока неясно, когда именно правительство преподнесёт украинцам этот «ценный подарок» — в апреле или уже в октябре.

Именно сквозь призму этой инициативы следует рассматривать уверения премьер-министра Украины Владимира Гройсмана о том, что в 2020 года Украина полностью перейдёт на использование газа собственной добычи, о чём он в очередной раз заявил в эфире телеканала «Интер» в начале марта. Даже если поверить в реальность наращивания добычи до 29−30 млрд кубометров к 2020 году, то население никак этого перехода не ощутит, поскольку будет платить за газ примерно ту же цену, что и европейский потребитель.

Ровно так же следует относиться и к позитивному настрою президента Украины Петра Порошенко в отношении рассмотрения газового спора России и Украины в Стокгольмском арбитраже: «Украина 8 лет переплачивала за газ, а сейчас мы пошли в суд. И должны выиграть», — передал в Twitter его пресс-секретарь Станислав Цеголко. Даже если Украина что-то и выиграет, населению от этого выигрыша останется только новая формула расчёта цены — с её пересмотром дважды в год и подтягиванием вслед за ростом котировок на европейских энергетических биржах. Что же до переплаты, то возникает вопрос: а как называть порядок, по которому за газ украинской добычи потребителя заставляют платить столько же, словно он прибыл на Украину из Европы? Все коэффициенты, учитывающие затраты на перемещение газа до границы Украины Европы в формуле учтены — несмотря на то, что добываться он может в Полтавской области или на черноморском шельфе.

«…нет страны в Европе, где были бы такие кабальные тарифы на коммунальные услуги. В то же время зарплата у нас в десятки раз ниже, чем в той же Европе. Это действительно один из способов уничтожения народа», — подвёл оценку действиям текущего правительства первый премьер-министр Украины Витольд Фокин в эфире телеканала «112.Украина»

Электроэнергия

Как сообщает компания «Укрэнерго» (оператор Объединённого энергорынка Украины), запасы угля на украинских ТЭС на 9 марта составляли 1,824 млн тонн (+95 тыс. тонн с 2 марта). При этом 801 тыс. тонн из общего количества запасов — угли антрацитовых марок, 1023 тыс. тонн — газовые угли. Таким образом, запасы сейчас растут только по углям газовых марок, по антрациту — минус 65 тыс. тонн за неделю. Как утверждают в самой компании, запаса антрацита на станциях хватит примерно на месяц работы, исключение — ТЭС Луганска, где находится трёхмесячный запас.

В энергосистеме Украины на 1 марта работали 19 блоков и 3 корпуса ТЭС общей мощностью 3124 МВт (примерно 22,1% от общей мощности украинской тепловой генерации). Вне резерва из-за отсутствия угля антрацитовой группы находились 7 блоков ТЭС суммарной мощностью 1645 МВт.

Последствия блокады Донбасса постепенно начинают проявляться в экономике. Национальная комиссия госрегулирования энергетики и коммунальных услуг в феврале повысила тариф для ТЭС с 1383 до 1483 грн/ МВт•ч (+7,25%). Нужно отметить, что в 2016 году он вырос сразу на 41%. Пока что эта коррекция означает только уменьшение прибылей компании «Энергорынок», которой придётся компенсировать тепловикам повышенный тариф, однако вскоре та же НКРЭКУ исправит эту ситуацию, «подкрутив» стоимость энергии для промышленности.

Сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич в эфире радио «Голос Столицы» объясняет причины такого решения: «Там сейчас сложная формула, методика их расчета, этого тарифа… Но, чтобы не углубляться в подробности, выросла топливная составляющая, то есть подорожал уголь, и это приводит к тому, что неизбежно растет тариф. Потому что сейчас в себестоимости производимой продукции электрической энергии, угольная составляющая где-то 80%, в общем. И поэтому когда растет уголь, а он растет у нас по формуле «Роттердам+», за предыдущие девять месяцев, особенно, начиная с осени прошлого года, на мировых рынках резко повысилась стоимость угля, это привело к тому, что в тарифе нужно учитывать новую цену угля, и, в общем, так резко он вырос». Забавно, что по уверению министра энергетики Игоря Насалика, «Роттердам+» в настоящее время не применяется. Но не применяется, очевидно, только в его ведомстве, а регуляторы тарифов продолжают пользоваться этим инструментом. Важно и то, что в формуле тарифа используется не просто «Роттердам+», а средневзвешенная стоимость угля за 9 месяцев. Т. е. даже если сегодня стоимость угля на биржах резко обвалится, то потребители этот обвал ощутят ещё нескоро.

Также эксперт обратил внимание на то, что регуляторы окажутся в очень любопытной ситуации, когда придёт время включать в формулу месяцы блокады. Ведь формально в это время уголь не поставлялся. А раз так — какую цену тогда включать в тариф?